Георгиевский собор

В 1152 г. Юрий Долгорукий основал новый княжеский город Юрьев-Польский (т.е. стоящим в полях) на еще необжитом месте, назвав его своим именем. Местоположение города было выгодным: к северу его окружали притоки Нерли, около города несла свои воды в Клязьму река Колокша. Здесь, прежде всего, была построена крепость и в ней белокаменная княжеская церковь Георгия.

В 1212 г. Юрьев стал центром небольшого удела, принадлежащего сыну Всеволода III – Святославу. В 1234 г. внук Юрия Долгорукого возвел здесь новый Георгиевский собор на  месте «обветшавшей» церкви, построенной дедом. Собор был богато украшен резьбой и славился своей красотой даже через столетия. К сожалению, собор обрушился в середине XV в. и был «собран изнова» известным московским зодчим В.Д. Ермолиным в 1471 г., вероятно, с большими изменениями. В дальнейшем он претерпевал неоднократные переделки, и лишь в советские времена были снесены обстройки (колокольня, ризница, теплый придел), уродовавшие это прекрасное здание.

Изначально это был небольшой одноглавый четырехстолпный собор. Здание было очень стройным и живописным. Фасад был расчленен пилястрами  на три доли по вертикали и аркатурно-колончатым поясом по горизонтали, как это характерно было для белокаменного зодчества конца XII-начала XIII в. Тяжеловесность современного храма – это результат его восстановления Ермолиным. Как показали раскопки, здесь в небольшом приделе у северной стены была усыпальница Святослава Всеволодовича (с 1991 г. его мощи хранятся в  Свято-Покровском храме Юрьев-Польского).

Судя по оформлению уцелевшей с XIII в. северной стене, вся поверхность фасадов храма и все архитектурные детали были покрыты резьбой, в отличие даже от изысканно украшенного владимирского Дмитриевского собора. Сочетание коврового узора с горельефными фигурами святых, человеческих лиц, звериных морд и чудищ было очень сложным технически. Сначала на строительной площадке на отдельных камнях вытесывались горельефные изображения. Затем они вводились в кладку стены. И лишь по уже готовой стене делалась резьба коврового узора, который оплетал все горельефы и архитектурные детали. Эта работа требовала от резчиков безупречной точности и была возможна только на основании предварительного детального проекта размещения резных камней. Расчет показывает, что над резным убором храма работало две артели: одна (не менее 12 мастеров) резала горельефные фигуры, другая (до 20 человек) выполняла растительный орнамент. При этом за единством оформления декора просматривалась индивидуальная манера владимиро-суздальских мастеров.

Красота скульптурного убранства Георгиевского собора пленила В.Д. Ермолина, когда он восстанавливал храм после разрушения. Поэтому он сохранил все целые камни с рельефами и постарался подобрать их по сюжетам, насколько это было возможно. Вообще наличие сложных сюжетных композиций в украшении фасадов (например, Деисус, Богоматерь Оранта, «Распятие», «Вознесение», «Троица», «Преображение», «Семь спящих отроков эфесских», «Три отрока в пещи огненной», «Даниил во рву львином», «Вознесение Александра Македонского» и другие) тоже отличало Георгиевский собор от своих владимирских предшественников. Но роднил их все же лейтмотив величия и богохранимости Владимирской державы потомков Мономаха. 

К сожалению, знаменитый резной белокаменный Георгиевский собор в Юрьев-Польском сегодня находится в состоянии, требующем серьезной реставрации для сохранения уникального памятника. Однако по ряду причин ранее он не попал в число особо охраняемых объектов, в отличие от Золотых Ворот, Успенского и Дмитриевского соборов, храма Покрова на Нерли и других древних памятников Владимирской области. Лишь  в 2015 г. Министерством культуры РФ была произведена историко-культурная экспертиза, по результатам которой был подготовлен проект распоряжения об отнесении Георгиевского собора к особо ценным объектам культурного наследия. При положительном заключении Правительства РФ, можно будет рассчитывать на представление Георгиевского собора Юрьев-Польского для включения в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Святыня собора:

  • крест, высеченный святым благоверным князем Святославом Всеволодовичем, сыном Всеволода III Большое Гнездо и зятем преподобных князя Петра и княгини Февронии Муромских.

Автор: В. Королькова