Дмитриевский собор

Дмитриевский собор построен в период между 1194 и 1197 гг. (по Н.Н. Воронину), либо между 1187 и 1191 гг. (по летописным данным, обнаруженным в 1990-е годы Т.П. Тимофеевой).

Собор занимает выдающееся место среди распространенного в XII в. типа сравнительно небольших четырехстолпных одноглавых храмов. Это дворцовый храм сильнейшего феодального владыки XII в. – князя Всеволода III Большое Гнездо, созданный местными мастерами и зодчими в зените его славы. Христианское имя Всеволода – Дмитрий. Изгнанный старшим братом, «самовластцем» Андреем Боголюбским, юный Всеволод-Дмитрий семь лет прожил в Византии, где в базилике г. Фессалоники хранились реликвии Дмитрия Солунского. Лишь спустя много лет, когда Всеволод вернулся на родину и стал владимирским князем, он воплотил замысел создания храма своего небесного покровителя. В 1197 г. из Фессалоник привезли икону Дмитрия Солунского - "доску гробную", истекающую целебным миром (во Владимире икона хранилась до конца XIV в., вероятно, после Куликовской битвы 1380 г. была перенесена в Москву, где и хранится в Успенском соборе Московского Кремля). Была еще и другая реликвия – «сорочка» святого (то есть частица одежды или ткани), хранившаяся в серебряном ковчежке, украшенном чеканкой. Собор стал реликварием - хранилищем реликвий святого Дмитрия - и дворцовым храмом «великого Всеволода», как его называли летописцы. Богослужение в нем совершалось лишь для княжеской семьи и ее окружения. 

Идея царственного могущества Всеволода III воплощена в образе Дмитриевского собора с поистине гениальным совершенством.  Величественная стать собора создается не грандиозными размерами (его ширина всего около15 м, наружная высота до верха купола около 30 м), а уравновешенными пропорциями и интригующей ажурной резьбой, покрывающей его белокаменные стены. Всего на фасадах храма размещается полторы тысячи резных камней. Почти все декоративное богатство сосредоточено на стенах среднего яруса здания (аркатурно-колончатый пояс и закомары-полукружия над ним) и барабана главы собора.

Рельефы расположены ровными горизонтальными «строками», соответствующими рядам белокаменной кладки, что подчеркивало «весомость» княжеского собора. Изысканный резной убор храма подобен лежащей на стенах драгоценной и тяжелой, затканной выпуклыми изображениями ткани, отороченной по краям пышной «бахромой» колончатого пояса. Однако, создавая этот резной наряд храма, зодчие не потеряли чувства меры: четкие конструктивные линии пилястр прорезают скульптурный ковер, упорядочивая его и подчиняя изумительной по красоте архитектуре.

Какой же смысл передают причудливые переплетения каменных узоров? Полтора столетия длятся попытки разгадать его.  Возможно, это тайное послание потомкам?

Среди сюжетов резьбы, украшающей собор,  можно отыскать как библейские, так и языческие символы. В центральных закомарах фасадов трижды помещена фигура библейского царя-псалмопевца и пророка Давида. Вокруг Давида – прекрасные рельефы львов в горделивых, победных позах – геральдические символы, метафоры царственности и высшего покровительства. Такой же смысл имели барсы и грифоны (крылатые звери), орлы, которые также изображены на рельефах. А еще можно увидеть лань и голубицу – символы смирения и кротости. Фазаны, павлины и даже гуси иносказательно показывают мир духовной реальности. Ряды причудливых животных чередуются с растительным орнаментом.

Особого внимания заслуживают две крупные скульптурные композиции. Одна (в восточной закомаре южного фасада) изображает сцену «Вознесения Александра Македонского» из популярной средневековой повести «Александрия». Александр  сидит в корзине и держит в руках маленьких львят, которые служат приманкой для крылатых чудищ-грифонов, привязанных к корзине и влекущих царя кверху. Эта фантастическая сцена была символом прославления царской власти и хорошо служила общей идее дворцового собора Всеволода III.

Другая композиция, расположенная симметрично «Вознесению Александра» (в восточной закомаре обращенного к городу северного фасада), как принято считать, увековечивает самого «великого князя Всеволода». Он сидит на троне с новорожденным сыном Дмитрием на коленях в окружении поклоняющихся князю-отцу остальных сыновей Всеволода Большое Гнездо.

Обращаясь к рассмотрению рельефов, следует помнить, что они сильно пострадали за многовековую жизнь памятника, были замены новыми рельефами и иное расположение древних. В 1238 г. храм вместе с городом Владимиром пережил татарское разорение. Собор не раз горел в XVI и XVIII веках. Кроме того, в результате печально известной «реставрации» 1837-1839 гг. по распоряжению Николая I собору был придан «первобытный вид» и он лишился своих интереснейших частей – лестничных башен и галерей. Дело в том, что у собора изначально были пристройки, ведь он являлся частью княжеского двора. Собор с трех сторон окружали галереи (шириной 3 м), закрывая своими сводами его нижний ярус. На углах галереи завершались широкими башнями, соединявшими придворный храм с жилым дворцом. В 1838 г. древние галереи и башни были разобраны,  и собор приобрел привычный для нас вид. При этом многие утраченные рельефы пришлось вырезать заново или добавлять резные камни с башен.

После сноса в 1838 г. галерей и башен, игравших роль дополнительных опор, собор стал разрушаться. В середине XX в. внутренние конструкции здания были укреплены металлическими и железобетонными связями, часть которых сегодня видна под барабаном изнутри собора. Процесс разрушения здания удалось остановить.

В реставрации нуждается и сам белый камень. Агрессивная среда современного города разрушающе действует на рельефы, выполненные в известняке. В последние годы реставраторы покрывают фасады специальной защитной смесью, используя традиционный опыт содержания белокаменного здания.

Долгое время собор был закрыт на консервацию, и вновь посетить его стало возможным только с 2005 года. Теперь там находится музейная экспозиция. Фактически важнейшей ее частью являются сохранившиеся уникальные фрески XII в.: в центральном своде под хорами – изображения двенадцати фигур апостолов-судей на престолах и ангелов позади них; в малом своде под хорами – показаны сцены рая. Росписи Дмитриевского собора, отличающиеся одухотворенностью образов, пластичностью фигур, тонким сочетанием красок, – оригинальный памятник классического византийского стиля конца XII в. 

В алтаре собора размещена копия древнего креста на главе храма, представляющая собой каркас XVIII в., обтянутый латунью в 1957 г. Высота креста – 4,07 м, размах – 2,78 м. В 2002 г. эта копия также была заменена, так как крест разрушался из-за соседства двух металлов – черного (железный каркас) и цветного (медные и латунные листы). В экспозиции представлено несколько фрагментов золоченой меди подлинного креста XII в.

Внутри Дмитриевского собора сегодня можно увидеть единственное захоронение с надгробием – первого Владимирского губернатора Р.И. Воронцова, который из уважения к его заслугам и по его завещанию в 1783 г. был погребен в соборе, не имевшем некрополя. 

Церковные службы в соборе проводятся очень редко, всего пять раз в году, в том числе – 8 ноября, в день памяти Дмитрия Солунского.

Дмитриевский собор остается одной из самых драгоценных жемчужин русской культуры. Его значение высоко оценено и для мировой культуры: собор внесен в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Время работы экспозиции:

  • Понедельник–четверг: с 10.00 до 18.00;
  • Пятница–воскресенье: с 10.00 до 20.00.

Автор: В. Королькова