Усадьба В.С. Храповицкого в Муромцево

Дворцово-парковый комплекс усадьбы В.С. Храповицкого (1884-1910-е гг.) – редкая для средней полосы России по своему архитектурному решению дворянская усадьба. Она представляла собой ансамбль, состоящий из  эклектического замка, многочисленных построек (72 объекта) и садово-парковой зоны, созданных на основе романтического прочтения европейского средневековья, на территории площадью 40 га.

Сельцо Муромцево в Судогодском уезде Владимирской губернии с XVII в. принадлежало роду Хоненевых, который позднее, в начале XIX в., соединился с родом Храповицких после венчания Екатерины Хоненевой и Ивана Храповицкого, тайного советника, Нижегородского (1827-1829) и Санкт-Петербургского (1829-1835) губернатора. От него село перешло к его сыну, Семену Храповицкому, полковнику лейб-гвардии Гусарского полка. После его смерти и раздела наследства, в 1884 году владельцем земель Муромцева с усадьбой становится его сын, Владимир Семенович Храповицкий (1858-1922), с чьим именем связан расцвет имения. В.С. Храповицкий – полковник лейб-гвардии Гусарского полка, как и его отец, последний предводитель дворянства Владимирской губернии в 1909-1917 гг., крупный русский лесопромышленник. 

Запущенность унаследованного хозяйства и богатейшие окружающие леса (21 тысяча десятин земли) наводят Храповицкого на мысль заняться лесопромышленной разработкой и продажей леса, лесоматериалов и дров. Начинаются поставки строевой древесины для нужд железной дороги и дров в Москву, а также в безлесные районы. Проявив талант предпринимателя, Храповицкий добился уже в первые два года по 90 тыс. рублей чистого дохода от продажи леса. Это позволило ему вместе с супругой Елизаветой Ивановной начать коренное переустройство имения Муромцево, которое унаследовал от отца ценой размолвки с семьей (матерью и сестрами).

Храповицкий решает перестроить усадьбу по своему вкусу и по последней моде. По легенде, замок в Муромцеве был построен «на спор». Храповицкий во время путешествия по Франции заключил пари, что выстроит в России замок, который ни в чем не будет уступать европейским аналогам.

Проектирование усадьбы он заказывает популярному в высших кругах талантливому архитектору П.С. Бойцову, который специализировался на усадебном строительстве с использованием мотивов неоготики и был эклектиком по убеждению и творческому методу.

В июне 1884 г. было начато строительство главного дома-дворца в духе средневековых европейских замков с каскадом прудов. В строительных работах использовался кирпич с небольшого местного завода, принадлежавшего Храповицкому. В стенах некоторых строений и сегодня можно увидеть кирпичи с клеймом «ВХ». В период 1884-1889 гг. Бойцов строит также выдержанные в едином стиле другие усадебные постройки и подсобные помещения: храм Святой царицы Александры, охотничий павильон на р. Судогде, дом управляющего, летний театр, конный двор, скотный двор, каретный двор, деревянные музыкальный и лодочный павильоны, пристань на пруду и водонапорную башню. Особым украшением Муромцева был огромный парк, устроенный с использованием элементов европейского паркостроения и сложной системой гидротехнических сооружений.

Усадьба «Муромцево» из заурядного помещичьего гнезда превратилась в процветающее имение и была настолько огромна и роскошна, что современники называли ее «царской». В дни приезда сюда хозяина над домом поднимался флаг Храповицких.

Главный господский дом (дворец) был расположен в центре усадьбы и представлял собой асимметричную архитектурную композицию, состоящую из двух отличных друг от друга формообразующих и разновременных построек. Юго-западную двухэтажную часть здания (1884-1887 гг.) П. Бойцов спроектировал в романском стиле, по образу и подобию замков французских королей и аристократии в долине реки Луары в эпоху позднего средневековья и Ренессанса. К зданию примыкала трехъярусная круглая башня. В 1906 г. ансамбль дома завершился возведением северо-восточного крыла в виде мощной четырехэтажной крепостной башни с круглым донжоном, зубцами и навесными башенками (имя архитектора до сих пор неизвестно). В его облике усматривается влияние архитектуры средневековых замков Шотландии. Поистине, «мой дом – моя крепость».

Планировка помещений дворца была решена с помощью анфилад различной этажности. В нем было более 80 гостиных, жилых комнат и прочих помещений. Здание строилось по последнему слову строительного искусства со всем возможным для своего времени комфортом: электрическое освещение дома и парка от автономного локомобиля, дававшего ток; центральное отопление; водопровод и канализация, работавшие от парового насоса, закачивающего воду в огромные емкости двух водонапорных башен; телефон в комнатах, собственная телеграфная станция в имении.

Интерьеры дома тщательно продумывались самим хозяином и отличались роскошной отделкой, также в духе европейского средневековья. Полы из наборного паркета, мрамор для оформления помещений, светильники, мебель, зеркала изготовлялись по индивидуальным заказам только у столичных мастеров и поставщиков Императорского двора. Мебель – от придворного фабриканта и декоратора Шмита, оружие, фарфор, бронза – от Ивана Эберта, столовое серебро – от Фаберже. Роспись потолка в аванзале, декоративная живопись в гoстиной и столовой были выполнены московским художником-декоратором чешского происхождения Августом Томашки, который был в большой моде у владельцев усадеб.  

Каждая комната была отделана по-особому. Как во дворцах Петербурга, в доме Храповицкого были зеркальная, янтарная, малахитовая, голубая, розовая и др. комнаты. Настоящим украшением интерьера служила большая коллекция картин, ковров, гобеленов, старинного оружия и рыцарских доспехов.  

Конный двор являлся центральным корпусом ансамбля хозяйственных зданий (конного, скотного и каретного дворов), выполненных так же, как и главный дом, в стиле европейского средневековья. Здесь вновь проявилась позиция хозяина имения: архитектура должна украшать местность и радовать глаз. Необычный характер подобных построек послужил поводом для возникновения легенды: будто бы Владимир Храповицкий построил их по образу и подобию роскошного замка одного из французских аристократов, с которым оказался в ссоре. Спустя несколько лет, Храповицкий пригласил того самого вельможу в свое имение и подвел к замку с большим парадным  двором. Когда француз признал, что дом похож на его собственное поместье, Храповицкий ответил: «Ну что Вы, это всего лишь мои конюшни, здесь живут мои лошади».

В конюшнях Храповицкого содержались породистые скакуны (до 30 голов) лучших  коннозаводчиков России. Известно, что Владимир Храповицкий был любителем животных и состоял в Российском обществе покровительства животных. 

Скотный двор был одним из боковых зданий указанного ансамбля хозяйственных дворов. Он предназначался для содержания стада крупного рогатого скота, численность которого перевалила за сотню. Кроме того, здесь размещалось птичье хозяйство, состоящее из экзотических пород гусей, лебедей, кур, фазанов, индеек и даже аистов и голубей. Содержание птицы было на попечении самой хозяйки. За разведение гусей китайской породы Храповицким была присуждена серебряная медаль министерства земледелия.

Другим боковым зданием хозяйственного комплекса был каретный двор, рассчитанный на большое количество экипажей, привозящих в имение немало гостей, особенно в летний период. Кареты, дрожки, сани Храповицкий  заказывал у лучших столичных производителей. Поскольку он следил за техническими новинками, то со временем стал приобретать и автомобили импортного производства, собрав лучший в уезде автопарк.

На берегу пруда в пейзажной части парка усадьбы «Муромцево» расположился лодочный павильон, который предположительно был построен в 1890-е годы по проекту П. Бойцова и предназначался для хранения яхт, лодок и снастей. По своему стилю он напоминает «голландские» домики, получившие распространение в русских усадьбах в XVIII в. Яхты привозились из шлюпочной мастерской петербургского речного яхт-клуба. За павильоном располагался небольшой открытый двор для просушки, починки и покраски лодок. К берегу пруда вели спусковые дорожки для лодок. Сегодня в лодочном павильоне разместилась музейная экспозиция с макетом усадьбы, фото- и видеоматериалами об истории поместья Храповицкого в Муромцеве (работает с 1 мая по 30 ноября).

Всю архитектурную композицию усадьбы Муромцево связывал огромный парк, который непрерывно расширялся и благоустраивался. Его создание началось одновременно со строительством дома и продолжалось на протяжении всего существования усадьбы. Работали над ним самые лучшие садово-парковые специалисты того времени (К. Энке, А. Регель, Г. Куфельт). Парк был разбит на три зоны: итальянскую (водные каскады на террасах и водные партеры), французскую (фонтаны, оранжереи и площадки для игр) и английскую (аллеи, поляны, и пруды). Центральная аллея с водным террасным каскадом открывалась из дворцовых окон. Она служила главным украшением роскошного парка, являясь произведением садово-паркового искусства рубежа XIX-XX вв. Каскад был спроектирован в соответствии с естественным рельефом: вода подавалась в большой верхний бассейн, по широким ступеням стекала в круглый водоем, а затем устремлялась к нижней террасе, соединенной с прудами.  Фонтаны и аллеи были декорированы скульптурами и вечером освещались разноцветными электрическими лампами. Все это усиливало великолепие усадьбы.

В ансамбль усадьбы «Муромцево» входил большой фруктовый сад. В нем насчитывалось несколько сотен плодово-ягодных деревьев и кустарников. В оранжерее круглый год выращивались персики, абрикосы, французские сливы и другие редкие фрукты, которые поставлялись в лучшие столичные магазины. В оранжерее зимовали пальмы, которые летом выставлялись вдоль дорожек у каскада прудов. Садовые материалы, семена и рассада привозились из самых передовых садоводческих хозяйств страны. При въезде в усадьбу и перед дворцом были разбиты цветники и клумбы причудливой формы, которыми славилась усадьба. В дендрарии росли сотни пород деревьев, в том числе экзотических.

Лес был частью территории, унаследованной В.С. Храповицким от отца, которая примыкала к имению «Муромцево». Для управления лесным хозяйством в Муромцево был приглашен К.Ф. Тюрмер, знаменитый немецкий лесовод-практик, основная часть жизни которого прошла в России. Его деятельность позволила выстроить хозяйство на принципах восстановления лесных угодий, делая лесопользование ещё более образцовым и доходным. За восемь лет были достигнуты поразительные результаты в деле искусственного лесовосстановления, не сравнимые ни с одним казенным или частным лесничеством в Центральной России. В сентябре 1900 г. К. Тюрмер скончался в имении «Муромцево».

Храповицкий построил первую паровую лесопилку, начал строительство трёх крупных водяных мельниц. В 1895 г. он учредил акционерное общество «Лесные склады Храповицкого», куда вошли лесопильня, смолокурня, скипидарные и кирпичные заводы.

С разрешения Министерства путей сообщения для вывоза леса была построена собственная железнодорожная ветка длиной 41 км. Она соединяла между собой предприятия Храповицкого, лесную контору, склады, усадьбу. Станция в поселке Андреево была названа «Храповицкая 1», а конечная станция – «Храповицкая 2» (ее здание проектировал П. Бойцов). Дорогу обслуживали немецкие паровозы и американские дрезины. В 1913 г., когда В.С. Храповицкий как предводитель губернского дворянства сопровождал Николая II по Владимирской губернии (по случаю 300-летию династии Романовых), планировалась поездка императора в имение «Муромцево» по железной дороге, но в силу определенных обстоятельств, не получилась.  

В 1899 г. в Муромцеве появляется последняя постройка П. Бойцова – усадебная церковь Святой царицы Александры. Храм был приписан к судогодскому Свято-Екатерининскому собору и обслуживался его причтом. Здание было выстроено в псевдорусском стиле и отличалось обилием архитектурных и декоративных деталей. Муромцевский храм строился в то время, когда в Гусь-Хрустальном украшался Георгиевский собор. Этим обусловлено сходство в архитектуре, декоре и иконописи. Роспись стен и иконы для церкви в Муромцеве выполняли художники школы В.М. Васнецова. Внутреннее убранство усадебной церкви было так же роскошно, как и в господском доме. Серебряная церковная утварь была изготовлена на ювелирной фабрике Карла Фаберже.

После Октябрьской революции 1917 г. храм был закрыт, использовался как склад местного совхоза, затем долгие годы находился в полном запустении. Лишь в 1995 г. церковь Святой царицы Александры в Муромцеве была передана Владимирской епархии. Сегодня церковь восстановлена и в ней регулярно проводятся богослужения. 

Храповицкие очень многое делали для обслуживающих усадьбу людей и их семей, для жителей Муромцева и близлежащих сел: строили дома, мастерские и бесплатные школы. В музыкальной школе на Бору деревенских мальчиков обучали игре на смычковых и духовых инструментах и хоровому пению. Храповицкий нанимал только лучших педагогов, закупал качественные инструменты и ноты. Оркестр Храповицкого, состоящий из выпускников музыкальной школы, был известен даже за пределами имения – во Владимире, Москве, Санкт-Петербурге.

В имение Храповицких часто приезжали гости не только из Владимира, но из обеих столиц. Владимир Семенович снискал себе славу хлебосольного и радушного хозяина. Для гостей был оборудован специальный флигель,
устраивались лодочные прогулки, балы, салюты, иллюминация, различные игры. На берегу пруда располагалась беседка для оркестра. В имении был построен даже собственный театр, который представлял собой миниатюрную копию Мариинского театра и был выполнен из дерева. Зимой артисты занимались репетициями, а летом, с приездом зрителей, открывался очередной сезон. Среди актеров были в основном воспитанники музыкальной школы на Бору. Здание театра не сохранилось до нашего времени, но известно по архивным фотографиям.

В 1918 г. имение В.С. Храповицкого было национализировано. Из муромцевской усадьбы был вывезен целый вагон ценностей в губернский исторический музей. Часть живописных полотен, рисунков, предметов декоративно-прикладного искусства из коллекции Храповицкого вплоть до 1927 г. поступало в фонды Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Часть обстановки дворца и театра оказалась во Владимире, Гусь-Хрустальном, в различных учреждениях Судогды.

После отъезда Храповицких в эмиграцию во Францию (по косвенным данным, в 1921 г.), усадьба подверглась расхищению и осквернению. В 1921 г. в здании дворца разместился лесной техникум с агрономическим и лесохозяйственным отделениями. Учащимся показывали растения в дендрарии, парк был наглядным пособием по ведению садово-паркового хозяйства. Породистые животные и птицы пропали без вести. В результате разрастания поселка площадь парка значительно уменьшилась и стала составлять менее 10 га.  

В течение более пяти десятилетий, пока лeсхозтехникум располагался во дворце, имение продолжало расхищаться и перестраиваться до неузнаваемости. После переезда техникума в 1977 г. в новое здание главный усадебный дом и прилегающие постройки оказались фактически бесхозными и брошенными на разграбление, стали постепенно разрушаться. Два последующих пожара в замке полностью уничтожили его внутреннее убранство.

В наши дни дворец и постройки усадьбы Храповицкого в европейском стиле стали все больше привлекать внимание туристов, несмотря на обветшалость и полуразрушенное состояние. Люди сюда едут, чтобы посмотреть на это «средневековое» чудо, так неожиданно открывающееся в российской глубинке, и попытаться прочувствовать атмосферу бывшей дворянской усадьбы. Однако перспективы восстановления усадьбы «Муромцево» пока достаточно неопределенны. Она остается одним из наиболее проблемных объектов, сохранение которых требует срочных мер.

В октябре 2013 г. С.Е. Мельникова, генеральный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника, представила в Министерстве культуры РФ проект реставрации погибающей усадьбы Храповицкого и ее музеефикации. В мае 2014 г. Минкультуры РФ передало усадьбу в Муромцеве на правах оперативного управления Владимиро-Суздальскому музею-заповеднику.

В настоящее время разрабатывается концепция восстановления усадьбы Храповицкого в Муромцеве как историко-культурного памятника, идет поиск источников финансирования реставрационных работ. Владимиро-Суздальский музей-заповедник обеспечивает консервацию и охрану исторических объектов, организует уборку территории усадьбы. Пока в планах музея-заповедника восстановить несколько построек: главный дом, конный и скотный дворы, каскадные пруды. Директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника С.Е. Мельникова предлагает различные варианты привлекательных проектов для туристов: в каретном дворе устроить выставку ретро-автомобилей из частных коллекций, в лодочном павильоне продавать эксклюзивные сувениры, а в самом доме графа сделать музей истории дворянства Владимирской губернии.

В ноябре 2016 г. в отремонтированном боковом корпусе (бывший Скотный двор) Хозяйственного комплекса был открыт новый выставочный зал, оснащённый современным экспозиционным оборудованием. По планам ГВСМЗ (гендиректор И.В. Конышев), здесь будут ежемесячно обновляться выставки подлинных предметов из фондов музея-заповедника. Кроме того, в новом помещении будут проходить мастер-классы, образовательные программы для молодёжи, праздники.

Время работы выставочного зала и экспозиции «Усадьба Муромцево и ее владельцы»  (с 02 октября 2017 года по 27 апреля 2018 года):

  • среда-пятница: с 10:00 до 16:00;
  • суббота-воскресенье: с 10:00 до 17:00;
  • понедельник, вторник – выходные дни.

Автор: В. Королькова